Белорусский Свободный Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Белорусский Свободный Форум » Что волнует общественность? » 11 апреля 2011 года на станции метро в Минске


11 апреля 2011 года на станции метро в Минске

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Четыре года назад в этот день после семи вечера проспект в обе стороны был забит людьми. Было такое ощущение, что курили все. Курили и молчали. Даже не было особой паники или истерики, никто уже не бегал, не бился головой о здание КГБ и не выл сидя на тротуаре. Курили и молчали. Не понимая КАК это могло произойти. Мы до поздней ночи смотрели новости, обновляли инфоленту, звонили без конца друг другу. На следующий день было много фото в приват. Страшных фото. Которых не показывали в СМИ. Было очень больно. Как не бывает больно даже за себя. Бесконечные свечи и цветы за незнакомых тебе людей, над погибшими судьбами которых ты прорыдал неделю. И какое-то непонятное чувство вины за то, что ты вот ходишь, живешь, а кто-то случайно 11 апреля 2011 года оказался в метро на станции "Октябрьская".... Пусть вам земля будет пухом....


13 апреля в Беларуси объявили днем траура и начали хоронить погибших. Во многих городах прошли минуты молчания и акции памяти жертв трагедии. В этот же день Александр Лукашенко заявил о раскрытии теракта:

– Сегодня в 5 утра преступление было раскрыто. Чекистам и милиции понадобились всего сутки, для того чтобы вчера в 9 вечера провести блестящую операцию и без шума, выстрелов и трескотни задержать исполнителей. Сегодня в 5 утра они дали показания. Главное, мы уже знаем, кто и как совершил этот теракт. Пока только неизвестно, зачем. Но и это скоро станет известно.


Задержанные дали признательные показания не только по взрывам в метро, но и по Дню Независимости в Минске в 2008 году и Витебске в 2005 году.

Задержанными оказались 25-летние уроженцы Витебска. Имена подозреваемых в СМИ назвали спустя несколько дней после трагедии – токарь Дмитрий Коновалов и электрик Владислав Ковалев. Официально эти данные в то время озвучены не были, поэтому в КГБ и Генеральной прокуратуре заметили, что оглашение фамилий предполагаемых террористов может создать дополнительную угрозу жизни и здоровью граждан.

0

2

к сожалению, у многих осталось чувство, что расследование так и не доведено до конца

0

3

Когда человек произносит ложную информацию, у него сразу меняется интонация. Человек, который пытается вас обмануть, при разговоре, почесывает нос. Многие, кто чешет нос выдают в этот момент лживую информацию и это не удивительно, ведь происходит выброс адреналина, капилляры расширяются и нос реагирует таким образом. Стрессовая ситуация заставляет многих таким способом интуитивно снять напряжение. Запись беседы с подозреваемым, где он оговаривает своего друга, как раз и свидетельствует в пользу таких наблюдений...

а это, вообще, - пипец...

и называется " со слов записано верно", а где доказательство... ну хотя бы такой момент:  видеозапись с камер на вокзале, где газетку покупали и сумку смотрели?

0

4

главный вопрос-кому был выгоден этот взрыв?

0

5

Толстокот написал(а):

главный вопрос-кому был выгоден этот взрыв?

Спецслужбам, которые хорошо справились с поставленной задачей и отыгрались на двух лохах, посулив им золотые горы и кисейные берега за то, что они притащат сумку с провизией и передадут ее нужным людям, а затем сыграли на чувствах близких и получили признательные показания.

0

6

Последние жирные мазки системы Лукашенко просто поразительны. Вначале была грубая,  бессмысленная, беспощадная и поражающе-кровавая финальная точка в последних президентских выборах.  19декабря 2010 года центральные минские улицы были основательно орошены кровью мирных людей. Тысячи избитых, сотни арестованных. Спецоперация – формально якобы пресекающая попытку мифического гос/переворота – была тщательно подготовлена и отрепетировано. Что само по себе шокировало и внутренний, и внешний мир.

Даже самые закоренелые прагматики и циники, рассматривающие любые межгосударственные отношения исключительно через призму получения конкретного дохода, отвернулись от «белорусского царя-самородка». Но ему – этому «самородку» - показалось мало просто пустить кровь своим согражданам в третьем тысячелетии.  На протяжении почти трех месяцев по всей Беларуси шли массовые аресты, обыски и допросы активистов любых альтернативных движений. Не только оппозиционных. Тюрьмы для почти всех альтернативных кандидатов в президенты. Подписки о невыезде для тысяч рядовых активистов. Все это – прямой результат так как называемой «элегантной победы»  человека, которому неконтролируемый никем ЦИК приписал результат в 86% «поддержки. Анализировать данную цифру бессмысленно – в ней нет и толики правды.

После выборов случилось резкое нарастание финансового кризиса в одной отдельно взятой стране. Периодически проблемы возникают в национальных экономиках многих стран. Но Беларусь «заболела» на фоне собственного полного здоровья.  Оказалось, что эта страна – действительно банальный «дотационный проект». Дают деньги – страна живет. Нет – начинаются катастрофические проблемы. Сейчас имеет место резкий рост внутреннего дефицита. Денег нет вообще. Ни на что. Рынки для белорусских товаров постепенно закрываются.  Национальная валюта де-факто девальвируется. Банки отказываются продавать валюту. Обменные пункты закрываются в преддверии банальных людских штурмов. В магазинах ажиотажные очереди и истерия. Продуктовые товары стремительно разметаются. Никто никому уже не верит. Пропаганда не может погасить панические настроения.

Наконец, третий – самый страшный - штрих, объемно характеризующий «лукашенков финал», который уже самореализуется, но еще принесет много больших и малых проблем. Страшный взрыв в перегонах пересадочных станций метрополитена «Октябрьская» и «Купаловская». Беларусь никогда еще в своей новейшей истории не встречалась с таким явлением. Страна не готова к этому ни морально, ни организационно. Это ведь не Москва, которая не единожды переживалачто-то подобное.  А главное – никто не сможет внятно ответить на ключевой вопрос «зачем?». Тем более, что сразу начинали работать странные версии произошедшего.

Взрыв действительно произошел в самом центре Минска. Рядом – действительно расположена резиденция президента Лукашенко. Некоторые наблюдатели из столь банального факта молниеносно сделали фундаментальный вывод – это «теракт, направленный исключительно против АГ.» Прежде, чем я продолжу, просто задам элементарный вопрос – «а разве АГ. Лукашенко когда-либо в своей президентской жизни ездил на метро? Разве для проезда его кавалькады улицы Минска не «чистят» от зевак?»  Нелепые вопросы и нелепые ответы – убивать простых людей ради устрашения человека, никогда не пересекающего с этими людьми и имеющего самую большую личную охрану в Европе?

Белорусская пропаганда (очень, кстати, примитивная и рассчитанная исключительно на внутреннего пользователя, который почти не имеет информационной альтернативы, а потому потребляет примитивизм) пытается увязать взрыв и резиденцию в единое целое. И ключевой вывод: «это, несомненно, теракт, рассчитанный на страх Лукашенко».  Согласен, теракт. Вопрос – чей?

Сразу о главном. В Беларуси сегодня нет никаких реальных подпольных групп. Вообще нет. В Беларуси нет «горячих точек», провоцирующих какую-либо напряженность. В стране нет межнациональных, межрасовых, межрелигиозных, иных конфликтов. Это (приходится повторять) не Россия с ее множественностью линий напряжения. Беларусь не ведет никаких войн.  Ни внутренних (подобных чеченской), ни внешних. Внутри белорусской оппозиции нет радикальных течений. Это, уж поверьте, стопроцентно.  И оппозиционеров местных  – как профессиональных революционеров – не существует уже лет десять. Единственный из «новейших беларусов», кто реально мог составить какой-то радикальный революционный  план – первый вице-спикер парламента Виктор Гончар – кроваво исчез осенью 1999 года.

Почему исчез? Вопрос сегодня так не стоит. Вопрос стоит иначе: когда энная (хорошо известная) группа людей даст показания по факту его исчезновения. В любом случае, если говорить о сегодняшнем дне, то после масштабного разгрома оппозиции, инициированного взбешенным Лукашенко в декабре прошлого года, ее сегодня в Беларуси вообще нет. Или – если хотите -  вся она на домашнем аресте. Или в бегах за пределами страны. Или просто дрожит. Или спит. Итоговый вывод в этом случае, между прочим, не требует особого интеллектуального напряжения – в современной Беларуси априори (на сленге Лукашенко – «в натуре») нет альтернативных групп, способных обеспечить реализацию задачи,… в результате которой гибнет 12 человек и 149 получают тяжелые ранения.

А что есть? Как версия. Мощная, ресурсно насыщенная, но интеллектуально крайне слабая спецслужба – название роли не играет. Она сейчас в Беларуси, по сути, единая – а все стандартные и классические  силовики (КГБ, МВД, Госконтроль, Генпрокуратура) выполняют, скорее, оперативно-обеспечительные  функции при этой спецслужбе. Между классическими силовиками, конечно, периодически вспыхивают жестокие войны  за право «крышевать» того или иного бизнесмена. Впрочем, суть не в этом. А в том, что у Лукашенко к сегодняшнему дню возникла просто таки неразрешимая проблема – как обеспечить ресурсами собственный четвертый срок?  А проблема – если судить по тому, что происходит в белорусской экономике – действительно убийственная. Еще и не доигранная до конца.

Так, во-первых, именно в эти дни (сегодня/завтра) условный Совет министров Еврозоны должен был провести голосование… по введению жестких экономических санкций против Беларуси. В связи с масштабными издевательствами Лукашенко над собственными согражданами. По сути, речь шла о полном закрытии рынков для Беларуси. На фоне того, что и россияне нынче весьма жестко (в финансовом плане) разговаривают  с АГ – итоговый тренд абсолютно понятен. Жесточайший коллапс в считанные мессы. Вторая проблема: стремительный  рост социального недовольства. Люди уже буквально готовы штурмовать магазины, банки, обменники, рынки. Их сильно напрягает игра с валютными курсами и начинающийся дефицит товаров в магазинах. Социальное недовольство в таком масштабе – это не привычная для Лукашенко игра-избиение тысячи-другой оппозиционеров.

И оно уже становится неуправляемой. Ресурсов ведь действительно у страны нет. Третья проблема: Лукашенко нужно все-таки поставить эффектную точку в арестном триллере, которым завершились президентские выборы. Об этом я уже говорил – людей брали пачками, сажали в «американку» (СИЗО КГБ), не допускали адвокатов, пытали. Теперь все это необходимо оправдать. Просто взять и сказать,  что безоружные люди готовились совершить переворот и при этом штурмовать милицейский спецназ – нелепо.

Теракт в метро – идеальное, как это ни цинично, грубо и мерзко звучит – технологическое решение.  Для внешнего пользователя – «в Беларуси начинает поднимать голову некий радикализм. Его природа пока неизвестна, но вывод очевиден:  только неизменный Лукашенко - гарант стабильности. А значит, надо закрыть глаза на его кровавые действия и поддержать финансово». И кто с этим тезисом выйдет на публику? А скажем те же литовцы из условного пропрезидентского бизнес-пула, все еще пытающиеся приватно договориться с Лукашенко о большой собственной бизнес-игре. Естественно, консолидированное европейское решение о «закрытии для Беларуси рынков» будет отложено на неопределенное время.

Выгода? Выгода. Но для кого?  Дл внутреннего пользователя – немедленное ведение чрезвычайного положение, резко запрещающего все эти попытки добраться… до обменных пунктов. Или как-то выразить свое возмущение.  Вполне осязаемые дивиденды. И еще кое-что. Есть такой человек – Виктор Лукашенко (старший сын). Не очень большого ума человек, но очень большой агрессии. И без всяких моральных ограничителей. Именно он нынче контролирует, скажем так, силовое крыло клана/семьи Лукашенко. Не сам по себе. Не самостоятелен он, конечно. Без Папы ничего не делает. Но нити держит. Нити, явно ведущие к организаторам. Идея теракта, место, подготовка, способ и последующее тотальное отключение мобильной связи по всему городу – прямые указания на то, что все это жестко контролировалось и преследовало базовую цель – провоцирование максимальных панических настроений.  О стрелочниках, которых уже скоро «поймают», речь вести не будем. И о «внешнем следе», о котором уже заявил Лукашенко-старший, тоже. Из-за очевидной нелепости.

Разумеется, никаких утверждений. Все-таки речь идет о президенте соседней страны. Просто элементарный анализ плюсов и минусов для конкретных людей. Ничто (или, если хотите, Никто) ведь не может осуществлять тщательно продуманные теракты. Теракты – даже постановочные – это всегда  чья-то конкретная задача с далеко идущими планами. И всегда ведь есть вполне четкий ответ – кому это выгодна именно сейчас и здесь? Применительно к Беларуси – никому (категорически). Кроме одного человека. Хитрые глаза его уже семнадцать лет надоедливо и нагло взирают на утомленных и морально/искалеченных людей с безальтернативных пропагандистских плакатов.

Вопрос теперь - после того, как человек пустил большую кровь - только в том, как именно этот человек закончит свою странную карьеру. А вариантов-то у него не так много. Всего два. «Путь Милошевича» (через публичный и очень унизительный международный суд, который, несомненно, докажет и причастность к эксцессам, и наличие огромного личного состояния). «Путь Чаушеску», когда толпа, доведенная до исступления маниакальными желаниями этого человека удержаться у власти любой ценой,  просто растерзает его.  Увы, авторитарные режимы – и сегодняшние события в Египте, Ливии, Тунисе, прочих странах – неизменно заканчиваются кровавыми трагедиями. Таков исторический закон. Беларусь идет по этому пути. И чем дальше, тем более полными становятся… реки крови.

Автор: Михаил ПОДОЛЯК

0

7

Из журналистсого расследования Олега Груздиловича

Внимательно изучив  журналистское расследование на тему  тех взрывов Олега Груздиловича (книга «Хто ўзарваў менскае метро?”) – хочу выразить ему  особую благодарность и не согласиться с некоторыми его выводами. А точнее – допущениями относительно того, что Коновалов мог  взорвать метро.

Эксперт Степан Климкович первоначально сделал заключение, что авторов- собирателей бомб было как минимкм  два и более. На это указывает буквально всё: разная по степени проффесионализма, аккуратности и т.д. пайка конструкции устройств,   совершенно разные места  крепления батареек  к ним с  помощью скотча, показанные Коноваловым в том числе и на следственном эксперименте и т.д. и т.п

В суде эксперт Климкович под настойчивым давлением прокурора вдруг стал допускать, что бомбы мог собирать и один человек в разное время и в разных условиях.

Из книги О.Груздиловича, прісутствовавшего практически на всех заседаниях суда 

“Экспэрт Клімковіч ня выключыў, што гэта мог быць і адзін чалавек, які рабіў справу ў розных умовах і ў розны час. Таксама на фактар часуэкспэрт спісаў нішыя разыхлджанні: прыкладам, у рэальнай бомбе паражальныя элементы былі ўкладзены ў выглядзе літары “Г”, а на экспэрыменце Канавалаў ўклаў іх у літару “П”.

Паводле  Сьцяпана Клімковіча, Канавалаў проста нешта наблытаў, бо “забыўся”. Тое ж паўтарылася з батарэйкамі. У рэальнай бомбе дзьве батарэйкі былі прыматаныя скотчам  да асноўнай часткі выбуховага прыстасаванньня, а на экспэрымэнце Канавалаў проста ўставіў  адну батарэйку ў сярэдзіну бомбы. Розьнілася і папера, зь якой зьбіральнік бомбы рабіў пакунак, які ўклаў у пачак з-пад соку. У бомбе 3 ліпеня для гэтага ўжываўся ватман, у бомбе 4 ліпеня – звычайная пісчая папера”.

О сомнениях и допущениях журналиста Олега Груздиловича

В своей книге О.Груздилович совершенно справедливо называет  показания в суде эксперта  Степана Климковича  примером сомнительности некоторых экспертиз и показаний беларусских экспертов в суде.

В то же время О.Груздилович  чисто по-журналистски, пренебрегая принципами презумпции невиновности и полной доказанности вины обвиняемого допускает,  как он выражается,  “по совокупности косвенных  улик”  то,  что метро мог  взорвать  Коновалов. А его приятель Ковалев, который был электриком  и, возможно, умел  профессионально паять  схемы -- мог ему помогать в сборке бомб.

Чем на это возразить? И я могу допустить, что Коновалов, Иванов или Петров могли взорвать метро. А может и совместно действовали. Ну нужно доказать их вину . И предъявить суду прямые улики, безусловно  эту  вину доказывающие

Именно по этому пути изначально и шло всё следствие. Но удивительным образом, несмотря на весь имеющийся арсенал следственных приёмов и, мягко скажем, всего остального -- не добились никакого результата, т.е того, что бы могло снять почти все вопросы. А именно: что Коновалов и Ковалев работали над бомбами сообща по крайней мере с 2008г., покупали “на рынке” тротил и т.д.  А ещё лучше – с 2005-го, когда прогремели первые взрывы в Витебске.

И  это  несмотря на то, что  Коновалов был готов дать любые показания. А судя по его абсолютно нетипичному для вменяемого  человека поведению в суде – был готов к любому исходу для своей жизни. Которую он, в отличие от Ковалева,  не защищал. А, стало быть,  природный инстинкт самосохранения у него уже отсутствовал.

В таком состоянии человек готов утверждать, что ему помогал во всём не только друг или приятель, но и сам  господь Бог. Но мы этого не увидели. Как и не увидели и много чего ещё. Например, видео о якобы, состоявшейся  встрече  Коновалова, держащего в руках массивную сумку,  с его приятелем  Ковалевым на вокзале в Минске  накануне взрыва. 10 апреля 2011г. Это объясняют якобы, техническим сбоем. Что, полагаю – просто чушь. Ведь смогли отмотать и представить  суду  другие видео маршрута Коновалова с Витебска в Минск. Которые ни о чем не говорят и ничего не доказывают.

В отличие от Олега Груздиловича, я бы не стал суммировать аргументы и догадки в простую совокупность “ЗА” и  “ПРОТИВ” виновности Коновалова  и  Ковалева.  Поскольку все улики и аргументы  -- косвенные. И свидетельствуют  лишь, как говорят священники,  “о вольной или невольной  причастности Коновалова и, отчасти, Ковалева  к совершенным взрывам”.

Эта вольная или невольная причастность управлялась и координировалась заказчиками(кураторами),  могла  подкрепляться деньгами и другими материальными выгодами. Говорить о наличии прямой вины Коновалова и Ковалева во взрывах 2008г. и 2011г. нет никаких оснований.

А отсутствие всякой ясности относительно взрывов 2005г. в Витебске  лишь укрепляет сомнения в том, что расстреляли истинных бомбистов. А не  косвенных  вольных-невольных соучастников  чьей-то чудовищной  затеи с  невыясненными мотивами.

0

8

Как я уже писал, некоторые уважаемые  авторы( Груздилович, Марцелев), исследовавшие тему взрыва в метро и у стелы  «Минск-город герой»,  отчасти верят в официальную версию властей  И это ещё раз подтверждает теорию о том, что любое утверждение(от правды до туфты и абсолютной лжи), которое многократно озвучено и косвенно, якобы, исследовано и т.п. превращается в некое подобие истины.

, Павел Знавец

Но сегодня не об этом пойдет речь.  Повторюсь, по-прежнему  власти не представили  ни одной убедительной прямой улики,  указывающей на то, что Коновалов – исполнитель данных преступлений, а Ковалев – его пособник. За исключением отпечатков пальцев в  невзорвавшейся в 2008г. бомбе у стелы, упакованной в пакет от сока «Садочак». Но и по этой улике остались вопросы.

Сегодня речь пойдет о других фактах, требующих безусловного подтверждения или опровержения.

Итак, вернёмся к фактам, которые мной не затрагивались в прошлой публикации. Но которые остались до конца невыясненными.  Выделю несколько из них и связанных с ними обстоятельствах. Их безусловное установление или опровержение позволит, по крайней мере,  утверждать о степени самостоятельной причастности Коновалова и Ковалева к взрыву в метро 11-го апреля  2011г.

Для следствия и суда было бы, по крайней мере, логичным списать на Коновалова и Ковалева и витебские  взрывы 2005г..  Но этого в итоге не случилось. Как и не было установлено ряд существенных моментов( например, не установлены лица, у которых бомбисты покупали тротил и др.). Мы, похоже, уже так и не узнаем о тех истинных взрывниках,  которые потренировались в Витебске.

Итак, перейдем к главным, до конца не исследованным фактам, порождающим сомнения.

0

9

Факт первый.  Эпицентр взрыва.

Без  точного установления  эпицентра взрыва,  т.е. того объёма пространства  и периметра площади подземного перехода станции метро  «Кастрычніцкая” в Минске, где было заложено взрывное устройство,  говорить о каком-либо объективном расследовании произошедшего взрыва просто невозможно. Это за гранью логики и здравого смысла.

Между  тем, почти вся доступная на сегодня информация (опубликованные фотографии, свидетельства людей и публикации в интернете  до поимки Коновалова-Ковалева) относительно эпицентра взрыва указывают на то,  что взрывное устройство  могло находиться в проёме  одной из двух металлических тумб, на которых крепилась деревянная  скамейка для сидения в метро. А не в  оставленной под сидением  этой скамьи массивной сумке. В которой по официальной версии следствия и находилась  самодельная бомба.

Сумка, если таковая была, могла также увеличить силу взрыва от основного заряда взрывчатки, который мог быть заложен в проем тумбы  скамейки. В любом случае, о детальных исследованиях относительно эпицентра взрыва ничего не известно. Об этом ничего не пишет и журналист О.Груздилович в своей книге. Видео обо всём, что происходило в первые часы после взрыва,  в свободном доступе в интернете нет. За исключением сюжетов, связанных с посещением места взрыва самим А.Лукашенко. Но к моменту посещения места взрыва Лукашенко прошло довольно много времени   

В первые часы после взрыва следствие всё никак «не могло определить эпицентр взрыва», о чем писал, к примеру, сайт «Хартия-97».  Что само по себе удивительно: ведь была воронка в армированном бетоне покрытия пола станции метро «Кастрычніцкая» определенной формы диаметром около 80см.  Оставалось  лишь  произвести рулеткой необходимые замеры расстояния от  находившейся рядом почти неповрежденной колонны до выбитой взрывом скамейки и перрона для поездов. И, что обязательно, очертить это место, допустить туда независимых экспертов, в том числе зарубежных, всё зафиксировать.  И только после этого продолжать следственные действия.

Но дело в том, что дыра диаметром около 80 см в армированном железобетонном покрытии, образовавшаяся после взрыва в метро, почти совпадала с очертаниями металлической тумбы. А вмятина от ударной волны и сквозные  бесформенные пробоины в поврежденном  вагоне метрополитена указывали на то, что их источником могли быть скорее всего металлические осколки тумбы от скамейки. Нет на доступных снимках поврежденного вагона никаких пробоин от металлических шариков, гаек и проч., о которых нам  столько твердили.

Версию о том, что кто-то мог  заблаговременно пронести в метро взрывчатку с управляемым механизмом и заложить её в проём металлической тумбы-держателя скамьи для сидения, почему-то не исследовали.  А зарубежные  независимые эксперты к месту взрыва  не допускались. 

Чтобы развеять сомнения на сей счет – необходимо  было представить  суду и обществу видео, фото и исследования(замеры расстояний),  убедительно доказывающее, что эпицентр взрыва – площадь под скамейкой или возле неё, а не проём металлической тумбы, крепивший сиденье скамьи.

По характеру повреждений вагона, а также по размеру и форме воронки в армированном железобетонном полу легко было  установить эпицентр взрыва -- место закладки взрывчатки. То, что все факты относительно установления  реального эпицентра взрыва до сих пор остаются тайной – свидетельство того, что версия о закладке взрывчатки Коноваловым в сумке под скамейкой может быть весьма  сомнительной.

Итак, повторюсь, по горячим следам  следователи всё никак не могли определить эпицентр взрыва:  под скамейкой или возле скамейки. Хотя отверстие в полу после взрыва соответствовало размерам тумбы, а главное – её форме. Вторую тумбу( ту, что была пустой, без взрывчатки и которая должна была остаться целой), убрали вместе с массивными дубовыми накладками скамейки ещё до прихода Лукашенко на место взрыва. Но рядом оставались лежать целые тела жертв. Получается, что тела выдержали взрыв, а армированный железобетон – нет.

Объяснение этому – на поверхности. При взрыве, по заключению экспертов, энергия в основном ушла в потолок и в пол. Т.е. взрывчатка могла  находиться внутри  одной из  двух металлических тумб – держателей  скамейки. На  известных снимках также видно, что рядом стоящая колонна практически не пострадала – по сравнению с дырой в железобетонном полу. Всё это, ещё раз повторюсь, указывает на то, что эпицентр взрыва мог находиться в  одном из проёмов   металлических тумб, на которых ранее крепились все скамейки для сидений в минском метро.

Все скамейки на всех станциях метро, как известно, были после взрыва заменены вместе с металлическими  тумбодержателями, на которых они ранее крепились, на топчанную конструкцию.  В ущерб комфорту пассажиров: теперь ни  сумку под скамейку не поставишь, ни ногу не согнешь для удобства под скамейку. Даже если инвалид.  Зато стало  безопасней ездить…

0

10

Факт второй.  Отсутствие следов на  всем теле и одежде Коновалова

Как умудрялся  «бомбист» Коновалов работать в кустарных условиях небольшого подвала над изготовлением взрывных устройств, не имеющих, по словам представителей власти,  «аналогов в мире» и не оставить на себе и одежде никаких следов? В это трудно поверить. Впрочем, один из «независимых» журналистов Сацук высказал предположение, что он мог сходить в баню и сменить всю одежду так,  что никаких следов химических веществ не останется. Но если это так – то это легко установить: и саму баню, и время её посещения, и место выброшенной одежды, и…

Впрочем, нет смысла продолжать. Даже студенту-первокурснику  юрфака  изначально твердят, что преступлений без следов не бывает. Тем более таких,  длящихся во времени. Так что факты и улики нужно было обществу предъявлять. И их предъявили.

Но что предъявили? И как?  Остановимся чуть подробнее на главных  представленных следствием  “уликах”.

1)  Видеозапись камер наблюдения в метро. По ней даже предположить невозможно, что человек с сумкой – это Коновалов. И тем более утверждать, что в сумке было взрывное устройство. В общем, видеозапись ничего не проясняет – лишь напускает тумана и будоражит общественное мнение: дескать, кого-то словили. Кстати, ранее материалы расследования  никогда не вбрасывались в общество по ходу самого следствия. Да ещё по таким сверхважным преступлениям. Держались тайны следствия. А тут что-то в лесу сдохло?  И обществу решили предъявить этот  “туман с комментариями” и очерченными компьютерным способом кружочками.

2) Подвал-лаборатория Коновалова. В ней, якобы, были изготовлены не имеющие аналогов в мире  взрывные устройства. Побывавший там журналист Олег Груздилович допускает вероятность того, что такое возможно. Я – нет.  Коновалов мог что-то там химичить, паять и т.д. Как это делают, кстати, многие подростки, радиолюбители( о себе я писал), химики  и прочие.

Но чтобы сварганить такого рода опаснейшую взрывчатку? – Это, полагаю, невозможно. Да и предъявленное обществу видео с содержимым этого подвала-лаборатории напоминает постановочный характер. Например, зачем Коновалову  было туда тащить несколько огнетушителей? Он что, Плюшкин? Ведь взорвись что-либо – он и одним не успеет воспользоваться. Коновалов там, вероятнее всего,  химичил,  мастерил  взрывпакеты и т.п., но сделать такого рода бомбы – это вряд ли…  Не буду, впрочем, гадать и  отвлекаться на другие “странности” уникального подвала-лаборатории слесаря  Коновалова, представленной на обозрение обществу.

3)   Биоматериалы(отпечатки пальцев) Коновалова на невзорвавшемся(2008г.) у стеллы взрывном устройстве, упакованном в пакет от сока “Садочак”.  Согласен с Сергеем Марцелевым: не в стиле  “конторы”  заниматься  такого рода фальсификациями. О возможных фальсификациях со стороны МВД, которое также активно искало бомбистов – промолчу. Потому как не знаю. И не вполне доверяю.  Поэтому ещё чуть  подробнее о сомнениях.

На бомбе 2008г. помимо отпечатков Коновалова были и другие отпечатки, в том числе и людей со спецслужб. Личности которых не устанавливались судом. И, насколько известно, не допрашивались и т.д. То есть,  это целиком укладывается в версию кураторства над Коноваловым. Сам Коновалов мог помогать куратору( или кому-то ещё) на заключительном этапе транспортировки бомб (в виде пакетов от сока “Садочак”) к месту предполагаемого взрыва.

Ведь стрёмно и страшно самому куратору нести бомбу в пакете от сока в людное место, где много милиции и могут “прошманать”. Куда безопасней поручить это сделать другому.  Например, Коновалову  или кому-то ещё. И  вознаградить за риск. Этим можно объяснить появление среди других отпечатков на бомбе от “Садочка” также отпечатков  пальцев Коновалова. Если они действительно были изначально – в чем по-прежнему нет полной уверенности. При этом кураторы  могли использовать взятого на крючок лоха-химика Коновалова,  вслепую. Т.е. не посвящая  его в суть своих  зловещих планов.

Почему одна из 2-х бомб  2008г. не взорвалась? Случайно ли это? Вопросы риторические.

Одна из версий: кураторы, зная увлечение Коновалова химией и пиротехникой, использовали его за деньги или другие посулы в своих целях..  И поручили ему  занести к стеле  обе бомбы: неисправную  пакет-бомбу  “ Садочак вместе с исправной бомбой, которая и рванула.

Поскольку в результате следствия и почти поголовной дактелоскопии Коновалова  вовремя не вычислили( по причине “разгильдяйства” витебской милиции)  -- организаторы спланировали следующий грандиозный взрыв.  Который и произошел в метро, повергнув общество в шок и психологический ступор, а мир – от растущего осуждения режима в Беларуси  к состраданию  в отношении её граждан.

Журналисту Олегу  Груздиловичу бдительные витебские  “менты” шептали о наказании “разгильдяев”. По их словам, понес незначительное наказание и участковый инспектор, курировавший дом Коновалова.  Ничего удивительного! А что им ещё шептать? Ведь за такое “разгильдяйство”, повлекшее особо тяжкие последствия – должен был быть громкий судебный процесс над всеми виновными в такой халатности. И они должны были получить максимальные сроки наказания, так как такая халатность была совершена во время расследования особо тяжкого преступления – взрыва у стелы “Минск –город- герой” на массовом. мероприятии с участием главы государства.

Но такого громкого  процесса не было. Был лишь закрытый и странно долгий процесс, закончившийся вынесением довольно мягкого приговора.. А шептания местных витебских “ментов”  в данном контексте вполне логичны и объяснимы.. Надо ведь внушить журналисту “Свободы” с помощью таких  шептаний версию о  полном раскрытии нашумевших громких преступлений, связанных со взрывами у стелы и в метро.

Приведенное выше мной допущение, по крайней мере, имеет четкую логическую основу. В отличие от абсурдного мотива Коновалова-Ковалева — “человеконенавистничества с целью дестабилизации обстановки и самореализации себя”, представленного властями. Как известно, наше  общество из психологического ступора до сих пор так и не вышло.

Впрочем, есть момент, позволяющий вообще сомневаться в наличии этих самых отпечатков- биоматериалов Коновалова на невзорвавшейся бомбе-2008г. А именно то, что на Коновалова так и не  повесили взрывы в Витебске. Хотя это выглядело очень логично. Ведь списать всё на химика-самоучку Коновалова и таким образом, закрыть и эти безнадёжные висяки – это просто блеск в работе правоохранительных и судебных органов. Высший, как говорят, пилотаж! Но даже такой судья, как Федорцов, о личности которого чуть позже – на такое не пошел. А это для меня выглядит очень странным, учитывая личность судьи Федорцова, который готов был пойти на всё.

Коновалов  косвенно причастен к взрывам  2008 и 2011г. Но его причастность—возможно слепая.. То есть, он мог знать и догадываться, а мог и не знать, для каких целей его используют. По мотивам Коновалова следствие  вообще ничего не установило. И не утруждало себя в этом. А ведь в таком возрасте, как у Коновалова и Ковалева , главное—получить деньги за порученное дело( даже рисковое, не важно какое), поразвлекаться с девушками на них , повеселиться и попить водки.

Предъявленный обществу мотив бомбистов – мотив  “ненависти к обществу и всем людям“ – не выдерживает критики. Но если принять  эту   “ненависть” и “дестабилизацию” в качестве мотива  – в таком случае бомбиста Коновалова и его сообщника Ковалёва  надо было отправлять на лечение в “Новинки”.  А не признавать их вменяемыми и поспешно расстреливать.

Коновалов в суде уже выглядел невменяемым человеком, т.е. лишенным воли, инстинкта самосохранения  и стремления к жизни. Это было очевидным для всех. Ведь даже закоренелые маньяки-убийцы до последнего цепляются за свою жизнь. Такое  абсолютно безразличное отношение Коновалова к жизни – либо следствие воздействия психотропных веществ и методик для слома психики.человека, либо действительно наступившая психическая болезнь. 

И в том, и в другом случае  Верховный Суд  в лице председательствующего по делу -- судьи  А.Федорцова обязан был прежде чем решиться на применение крайней меры для обвиняемых – смертной казни, ещё раз обратить внимание на абсолютно неадекватное, не имевшее аналогов в современной судебной практике поведение обвиняемого. И назначить Коновалову повторную комплексную независимую психиатрическую экспертизу. Которую поручить провести минимум двум или более психиатрическим  учреждениям Республики Беларусь.

А применение смертной казни  при таких обстоятельствах к пытавшемуся защитить свою жизнь и доказать свою невиновность Ковалеву, сохранившему вменяемое состояние и не признавшего свою вину – это персональный выбор   судьи Федорцова, продиктованный его иррациональным страхом.  Федорцов  из-за страха перед самим собой и стремлением любой ценой услужить действующей  власти давно лишился, скажем мягко, всяких жизненных принципов.

К сожалению, не всё для спасения жизни Коновалову сделал и его адвокат --Дмитрий Лепретер. Он из-за страха, зависимости от властей либо по другим причинам также не потребовал дополнительного независимого психиатрического обследования своего подзащитного непосредственно перед оглашением приговора.  Судя по поведению Коновалова и его последнему слову – это было бы не только оправдано  с юридической точки зрения, но и моральной. У адвоката Д.Лепретера был такой последний  шанс – попытаться спасти жизнь потерявшего  вменяемость  бомбиста Коновалова.

Д. Лепретеру следовало в  очень жесткой форме перед оглашением приговора  в связи с  совершенно нехарактерным, необычным и неадекватным поведением своего подзащитного Коновалова  предъявить суду соответствующее письменное ходатайство. Он этого не сделал. Что указывает на  абсолютно ничтожную роль адвокатов в беларусских судебных процессах.

Ну а то, что  в итоге совершил  судья  А. Федорцов  -- потребует в будущем своей правовой квалификации и юридической оценки.

0

11

Факт третий. Почему приговорили к расстрелу  Ковалёва – «сообщника», который не взрывал

Это связано с личностью судьи Верховного Суда Александра Федорцова. Такое в практике  беларусского правосудия случилось впервые за последние десятилетия. Это решение Верховного Суда противоречило всем  принципам и подходам по отправлению правосудия. И, тем более, вынесения смертных приговоров в отношении соучастника преступления.   Который не только сам, но и через адвоката отрицал свою вину.  И виновность  которого  в инкриминируемых  ему деяниях так и не была установлена с помощью прямых улик.

Личность судьи Верховного Суда  Александра Федорцова для меня -- отдельная тема. Именно он -- и это уже достояние истории,  вёл судебное разбирательство по взрыву в метро. Все другие судьи, говорят, отказывались под разными предлогами.  А именно он, Федорцов,  вынес смертный приговор. И не один, а сразу два.   

У автора этих строк свои счёты с судьёй Федорцовым. Я всячески подавляю в себе ненависть и злость в отношении некоторых людей.  Или, точнее,  «человечков».  Но не тех «зелёных»,  что захватывали Крым. А  человеческих существ( иногда в судебных мантиях), облеченных  властью над людьми и их судьбами.  Для меня злость и ненависть— это худшие пороки психики, приводящие порой  к  бессмысленной и неоправданной мести. 

Впрочем, о личности судьи А. Федорцова и  о некоторых других представителях Фемиды – в следующей раз.

0

12

Отвечая на вопросы журналистов 16 апреля, Александр Лукашенко объяснил, почему посетил место взрыва сразу после трагедии. Президент считает, что человеческих жертв могло быть гораздо больше. Глава государства также рассказал, что меры общественной безопасности в стране будут усилены, но должны измениться и сами люди.

"Важно другое, мы должны это понимать: Господь нас пожалел. Почему я пошел туда сразу? Для меня было важно, понимаете, у меня выхода другого не было. Я сразу понял, что эти вот валюта, продовольствие и так далее, и подумал: ну, наверное, воспользовались ситуацией, чтобы еще больше напрячь и дестабилизировать обстановку. Я должен был видеть своими глазами, – подчеркнул Александр Лукашенко. – Выходя уже оттуда, я понял, что нас Бог пожалел. Одно – метровая воронка, проломлена была платформа вся. Значит, главная сила взрыва пошла туда. Другое – что под скамейку он взрывное устройство положил. Скамейки просто не нашли. То есть и вверх пошел взрыв и разорвал скамейку на куски. И третье, я когда подошел к вагону, там в два кулака… огромное поражение, в кулак дырки. Я стою и думаю: а если бы это все рвануло в массу людей? Там бы больше погибло. Там бы было как в Москве – минимум 50, а то и под 100. То есть нас еще Бог пожалел. По голове так вдарил, чтобы мы не расслаблялись, но пожалел. Да, погибли люди, беда, но могло бы быть в 10 раз больше".

"Второе счастье, что мы смогли нарваться на этих подонков. Потому что дальше были бы другие преступления, целая цепь, - отметил Президент. - Третье – ведь эту взрывчатку привезли в дом. Взрывчатое вещество такое, что неосторожное обращение - и мгновенный взрыв. Что и произошло 3 июля. Когда мы обнаружили невзорвавшееся второе устройство, это было не второе, а первое. Первое не взорвалось, а второе взорвалось, и наш взрывотехник, парень-оперативник, взял это вещество, немного, чтобы на анализ отвезти, ему оторвало пальцы. Малейшее неаккуратное обращение – и взрыв. И специалисты из России говорят: мы такого не видели. Израильтяне тоже. И вот они сидели и изучали это взрывное устройство. Мы им все данные дали, чтобы в мире знали, что и такое можно".

"Он привез, в квартиру отнес. А если бы в квартире взорвалось? Что бы осталось от этого дома многоэтажного? И тут нас Бог пожалел", - сказал Александр Лукашенко.

"И очень много-много вот таких вещей, о которых я просто сейчас не смею говорить. Или, допустим, мы обнаружили там, по месту жительства, в подвале дома лабораторию эту, где делали взрывные устройства. 190, по-моему, предметов оттуда изъяли, в том числе и эти шарики (и на квартире в Минске, и там), арматуру, - подчеркнул глава государства. - Все нашли, все элементы. Те, которые после взрыва нашли – такие же элементы. А если бы там рвануло, в этом подвале, как в Москве когда-то и в других городах было?! Что бы осталось в Витебске от этого дома?".

По словам Президента, "слишком много было подобных вещей". "Поэтому для меня важно, что прикрыл он нас на этот раз, пожалел Господь".

0


Вы здесь » Белорусский Свободный Форум » Что волнует общественность? » 11 апреля 2011 года на станции метро в Минске